Your bulimia recovery
Tap here to read more about the bulimia recovery program

My online program and private recovery community has helped hundreds of women beat bulimia.
Click here to learn more

Beat bulimia using my online recovery program and private community. Hundreds of women who were just like you have done the same!

Click here to learn more Member Login

Tom, I'm Bulimic (letter written in Russian)

by Kseniya
(Moscow)

Дорогой Том,
Я пишу тебе потому что мне некому написать больше. Мой друг не такой понимающий, он знает, что у меня булимия, но у него нет достаточно понимания насколько это страшно и достаточно грусти за меня. Он просто понимает, что это неправильно, что природа не создала меня такой (люди не должны объедаться, механизм голода и насыщения должен работать, рот и пищевод не предназначен для риверсивного движения)... Он никогда не пытался узнать что-то и помочь, кроме того, что я просила его делать что-то или сообщала, что мне нужно. Он принимал, просто не знал как реагировать и не реагировал. Б. осталась белым пятном в наших отношениях. К тому же они закончились...
Поэтому, дорогой ТОм, я пишу тебе.
Я не в начале, я в середине моего пути к восстановлению. О том, что я булимик впервые узнал друг. Затем моя эрзац-мама. Моя подруга Настя. Мои мама и ее сестра. Моя сокурсница Маша. Мой психолог. Почему я пишу тебе, Том?
Про моего друга ты уже прочитал. Моя эрзац-мама не приняла эту новость, булимия не показалась ей серьезной и все было сведено к желанию моего благополучия, сахара или надуманому восприятию себя и количества еды (господи, ешь сколько хочешь и не думай). Она никогда не работала серьезно с этой проблемой, хотя у меня были большие надежды на совместную работу с ней.
Моим подругам все интересно, но в них это также не проникает. Они слушают меня, запивают кусок торта чашкой кофе с молоком (обычно мы встречаемся в кафе) и потом уходят к своим милым любимым, в свои дома, места, жизни. Такие далекие от моей жизни. Устроенные. Спокойные. Я рада за них. Но я остаюсь я.
И наконец мои мама и ее сестра. Им было сложно воспринять эту новость. Они что-то знали про Диану и что-то читали в журналах про моложых девушек. Они не поняли почему это произошло со мной. Изучив подборки информации в интернете и литературе, они вернулись ко мне с вниманием и тем же непониманием "откуда во мне это"/
Булимия для них зверь, напасть, неизвестность, дефект. Они меня с ней принимают. В то же время в разговорах царит беспорядок, раздражение и встречаются вопросы "скажи, ты этим занималась" "сколько раз на этой неделе", "ты возвращалась".
Какая разница сколько и на какой неделе? Мне неприятно говорить об этом. Это действительно гадго и мерзко. Стоять склонившись над собственной ванной. И провоцировать свое тело на рвотные массы. Видеть их. Видеть себя со стороны. Трогать свой живот и свою гортань другой рукой. Ныть. Торопить себя. Заставлять. Умывать.
Моя б. началась в школе. Мне трудно сказать в каком возрасте. Очистительная в старших классах редко, раньше и чаще -- увлечение всевозможными диетами, наказаниями, упражнениями, объеданиями, ограничениями и тп. По началу у меня не получалось вызывать рвоту, и я была настойчива в своем отвращении, усиливая его сигаретами. От которых все получалось само собой, настолько омерзительным было действие табака
Мне всегда неприятно было от доступа к еде, когда я училась в университете и в комнате была еда, не только моя или девочки что-то покупали (чего я никогда не допустила бы) было трудно удаляться и вызывать рвоту, просто потому что student house был общий и туалет тоже был общий.
Периодами все стихало. Не происходило и не давало о себе знать годами. Периодами наваливалось, нападало и изматывало. Я встретила своего друга на одном из последних курсов и не помню то время, как одно из б. Потому мы закончили и переехали на братиславскую. Тоже не очень помню. Но помню несколько моментов, когда уже папа умер. Когда переехали в мою однокомнатную спустя год - в 2007. Как даже на работе я это делала. На НГ празднике. На вечеринке в квартире у друзей. Дома у Лешиных родителей. Я научилась это делать быстро, без шума, правда не до конца, те частично. Тем не менее лучше, чем не делать ничего.
Мое лицо опухало, голос становился хриплым, иногда кровила гортань или травмировались костяшки пальцев. Утром я просыпалась опухшая, тяжелая, неповоротливая. Больная.
Все усугубилось с расставанием и с институтом. Надо же...
Вспышки увеличились. Частота. Характер. Несоклько раз в день. Со всей жестокостью и ненавистью. Времени совсем не было и сил, но я находила -- не могла не заехать в магазин, часто начинала что-то есть уже в машине, по дороге. Тратила время и деньги. Нещадно расправлялась со всем и после полуночи возвращалась к делам.
Всегда это была хорошая еда. Со вкусом и придирками к нему.
Проводила время после работы, института и до домашних занятий.
Иногда с самого утра могло что-то пойти не так. переедала. Условно, тк не понравится мог даже йогурт или персик.
Тогда приходилось тошнить до выхода на работу или выхода из дома. После гостей. Прихода с работы и тп
Часто.
Что я чувствовала все это время. Я тщательно скрывала от всех еду и количества, которые я хочу и ем. Я терпела и думала о других за столом, хотя все мои мысли были только о том, как бы съесть еще кусочек. Я всегда долго выбирала что заказать -- мне нужна самая лучшая еда.
В периоды усталости или стрессов еда занимала все мысли. Даже если я не ела. Я планировала еду, считала что уже съела, читала рецепты, составляла меню или придумывала что еще смогу съесть и по какому поводу.
Все это время я ненавидела себя за то что делаю. Еды было настолько много, что в переносном смысле также тошнило. Я считала себя скучной пустой незаполняемой и ненасыщаемой BIG EMPTY.
Со школы лейтмотивом было отвращение к собственному телу, его нечистость и плохие мысли. Жирная, потливая, неспособная к движению, танцу, бегу, спорту, отношениям женщина. Неповоротливая. Неуклюжая. Нескладная. Гормоны и пубертат просто пришибли меня. Втайне я очень хотела отношений, хотела нравится и получать одобрение. Окружение было совсем не таким. Нечувствительным к моему телу и присутствию. Как девушка я не пользовалась вниманием (я не читала бегбедера и не знала, что любой старик был бы счастлив посадить меня на коленки, просто потому что мне 16 и я прекрасна as is)
Ужасна. Некрасивая одежда. Осанка. Походка. Свои внутренние переживания. Скупость, зажатость. Не сдавать деньги на обеды, ныть, скучать, читать про любовь, проводить время в глуши итп
Я выросла. Отвращение к себе осталось. Настроение тоже. Мне 30.
Я до сих пор не принимаю свои жирные, полные обид на родителей, толстые бедра, колени, лодышки, заплывшие ягодицы, живот и тп
Я вешу свой максимум. 66/8
Я больше не вызываю рвоту.
Скажи, Том, что ты слышишь и чувствуешь к таким как я?

Тишина.
Мне никто не ответит...

Join in and write your own page! It's easy to do. How? Simply click here to return to bulimic letter.

 

 

Article by Shaye Boddington
Author of your-bulimia-recovery.com
and creator of The Bulimia Recovery Program and Community


The Bulimia Recovery Program